>

Медиаэксперт: «Украинский суд: безответственность или импотенция»

Юрий Крысин, Неля Штепа, Руслан Коцаба, Дмитрий Василец, Евгений Тимонин, Василий Муравицкий, Владимир Рубан, сотни объявленных подозрений, арестованных, однако единицы осужденных.

Мы являемся свидетелями тления постсоветской судебной системы Портнова-Медведчука. Ни судебная реформа, ни «обновления» Высшего совета правосудия старыми фигурами, ни повышения в 2017 году среднего судейского вознаграждения на 46% до 32603 грн, ни голоса активистов о необходимости изменений в судебной системе не способны разрушить основные постулаты прошлого: «телефонное право» , «избегание принятия любых решений», «поиски выгоды даже в законных решениях» и другие. Кастовая система судейского корпуса и сталинско-брежнивськое понимание ими задач суда так и остались непреодоленными для молодого украинского государства.

Последние годы якобы состоялась люстрация среди судей. Однако она провалена. Глава Департамента по вопросам люстрации Министерства юстиции Украины Татьяна Козаченко заявила в эфире 5-го канала «Люстрация судебной системы фактически не сложилась. Она уже закончена». В Украине люстрация судебной системы уже закончена, но фактически она не состоялась судьи, которые должны быть наказаны и заключенные за заведомо неправосудные решения, остаются на должностях или спрятались за отставкой или пенсией. Это лишний раз убеждает общество в «кастовости» судейского корпуса.

Характерным признаком сталинско-брежнивськои судебной системы остаются: умышленное затягивание рассмотрения громких уголовных или коррупционных дел, в которых гражданское общество требует быстрых и бесстрастных решений; отсутствие должной коммуникации между судом и обществом, обосновало бы те или иные решения. Конечно, последний недостаток присущ не только судейскому корпусу, но и вообще правоохранительной системе и органам прокуратуры (по редкими исключениями). Данная «информационная импотенция» лишь усиливает недовольство людей результатам резонансных дел, в первую очередь – уголовных.

Полезным и поучительным для Украины опыт правосудия в Эстонии. Самые громкие дела российских шпионов или коррупционеров-чиновников рассматривались судами от 4 до 5 месяцев и имели должное комментирования со всех сторон процесса. Так, в 2009 году был осужден на 12 с половиной лет за шпионаж в пользу России бывший сотрудник Министерства обороны Эстонии. В 2012 – за государственную измену на 16 лет был осужден работник эстонской спецслужбы, который работал на Москву. В феврале 2016 суд за шпионаж в пользу России приговорил к различным срокам лишения свободы еще трех граждан. В мая 2017 года Эстония выдворила двух российских дипломатов по подозрению в шпионаже. Ранее в том же месяце был осужден российский гражданин до 5 лет лишения свободы за шпионаж в пользу России.

Однако, в Украине, в условиях гибридной войны, судьи позволяют себе уклоняться от принятия решения, как 3 февраля Богунский районный суд Житомира по делу «криминального авторитета», подозреваемого в убийстве или злостно злоупотреблять «самоотводом» как в деле Нели Штепы.

Примечательным в общей картине украинского судопроизводства стало решение Апелляционного суда города Киева, недавно опубликованное в Едином государственном реестре судебных решений (http://reyestr.court.gov.ua/Review/72486979), по делу «Васильца-Тимонина» обвиняемых в создании канала «Новороссия» – ретранслятора террористической организации «ДНР».

Напомним, что дело рассматривалось еще с начала 2016 года, поочередно в трех разных судах первой инстанции Житомирской области. Так, согласно решению Андрушовского районного суда Житомирской области (http://reyestr.court.gov.ua/Review/69213571) 28 сентября 2017 люди были осуждены по ч. 1 ст. 258-3 УК Украины, ч. 2 ст. 258-2, ч. 1 ст.161 УК Украины и приговорены к лишению свободы сроком на 9 лет.

Однако, 21 февраля 2018 Апелляционный суд города Киева, применив целый ряд решений Европейского суда по правам человека (даже тех, что вообще противоречат дальнейшем принятому решению, как «W. против Швейцарии»), создал неожиданный судебный прецедент. Откровенно отметив, что «в соответствии с ч. 5 ст. 176 УПК Украины меры пресечения в виде личного обязательства, личной поруки, домашнего ареста, залога не могут быть применены к лицам, которые обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 109-114, 258- 258-5, 260-261 УК Украины»постановил изменить меру пресечения лицам на домашний арест сроком на 60 суток.

То есть, коллегия судей в составе председательствующего судьи Ольги Юрдига и судей Татьяны Фрич и Владимира Мельника честно признались, что хотя законом Украины за подобные преступления предусмотрено исключительно содержания под стражей, мы захотели применить к этим осужденных домашний арест.

Это все, что Вам нужно знать о судебной реформе.

Поэтому, если у кого-то из читателей в следующий раз возникнет вопрос: почему та или иная персона, в свое время арестована и обвинена за терроризм или за коррупционные преступления, на свободе – вспомните о Высшем совете правосудия, об их конкурсе по отбору судей и задайте вопрос по адресу : zapyt @ vru

Share Button

UNews.info : Welcome !

Authorize

Втрачено пароль

Зареєструватись